Екатерина Федорова “Около Шеста”

Оцените эту статью

В свободное от стриптиза время

Ржевский красит лошадь в фиолетовый цвет. Денщик смотрит и говорит:

— А чего это вы, барин, лошадь красите?

— А вот видишь, в том окне дама сидит?

— Да-с, ваше благородие!

— Вот я поеду на лошади, она посмотрит и спросит: «Поручик, а что это у вас лошадь фиолетовая?» А я ей в ответ: «Да что лошадь! Пойдемте лучше потрахаемся!» Так вот и познакомлюсь…

Выезжает поручик на фиолетовой лошади, дама смотрит, лениво зевает и говорит:

— Поручик, пойдемте потрахаемся!

— Да что потрахаемся! Вы посмотрите, какая у меня лошадь фиолетовая!

Между работой, сном и заходами в спортзал у стриптизеров остается и свободное время. На что они его тратят, куда ходят, о чем думают, мечтают, с кем дружат, в кого влюбляются? Должна же быть у них какая-то своя личная жизнь. Хотя по моему опыту консультирования с личной жизнью у тех, кто связан со стриптизом и вообще ночной индустрией, как правило, все не очень хорошо. У меня был клиент менеджер стриптиз-клуба, несчастнейший человек. Ему было уже слегка за 40, он ни разу не был женат, никаких детей, никаких длительных глубоких отношений — тотальное одиночество. Из-за бесконечного калейдоскопа полуголых доступных молодых девиц у него стерлись все рецепторы, он уже вообще не мог отношения строить с женщинами, да и сам просто потерялся, его образ жизни его же и сожрал. Это не уникальная история, очень многие директора и менеджеры ночных клубов буквально с ума сходят, потому что у них вроде каждый день праздник, каждый день что-то новое, а на самом деле ничего нет, тоска и рутина. Но вот эта яркость огней и быстрая смена картинок дают иллюзию наполненности жизни, человек может очнуться только лет в 40–50 лет. У него как будто пелена с глаз спадает, он смотрит вокруг себя, а вокруг пустота, пустыня безжизненная, а весь этот ночной праздник, который держал его всю жизнь, дешевая мишура. Как у Пелевина: «Большинство женщин в Степиной жизни были профессионалками — они появлялись из специальных агентств, стоили освежающе дорого, были дивно красивы и в конечном счете рождали в клиенте чувство, которое Степа однажды выразил в следующих словах: «Какая, если вдуматься, мерзость эта красота». Вот так и при злоупотреблении ночной жизнью, рано или поздно возникает чувство «какая все это мерзость». Наш организм не любит излишеств, он выбрасывает в кровь гормон счастья, только когда мы прикладываем усилия и добиваемся цели. И чем больше усилий мы вложили в достижение цели, тем больше счастья получаем. А когда добиваться ничего не надо, все само в руки идет, счастья как-то не получается, хотя формально со стороны кажется, что у человека все есть.

Никита:  «Для меня самое большое удовольствие в жизни — это моя работа. Она меня изменила, но в правильную сторону. Я  понял, что как человек стою больше, чем я думал до этого. У меня подача появилась, умение вести себя в обществе, с женщинами. Когда-то для меня это было проблемой, сейчас — легко. Если раньше мне приходилось за девушками бегать, ухаживать, то, поработав, я уже понял, как грамотно делать, чтобы они сами бегали. Если так разобраться, то, наверное, ценность женщин для меня действительно упала, влюбиться практически нереально, да мне и не хочется. Хотя я не думаю, что стрипперу создать семью сложнее, чем какому-нибудь менеджеру, проблемы у всех одинаковые. Если ты дурачок, то ты будешь прогибаться, а есть мозги — отстроишь все так, как тебе удобно, и все будут довольны.

Девушка у меня только одна была. Ну, она в принципе и есть, общаемся. Я  с ней в клубе познакомился, где танцевал. Это было в 2005 году, 9 лет назад, с тех пор мы встречаемся, сходимся, расходимся, бывает, по полгода не общаемся, потом опять встречаемся. Вот сейчас, например, мы с июля не общались (7 месяцев), она успела за это время замуж выйти, ну, это потому, что она залетела, потом перенервничала, выкидыш у нее был, сейчас все нормально, она развелась уже, можно опять встречаться. Беспокоит ли меня это? Не особенно. Я бы ей, даже когда мы поженимся, разрешил с другими мужчинами встречаться, только чтобы я не знал. Ну, кого мы обманываем? Все же изменяют, абсолютно все, все мужики, женщины все! Конечно, проще было бы всем признать, что все друг другу изменяют, но пока люди к этому не готовы.

Читайте также:   Как раскрутить клиента на деньги Юлия Андреева

Пока я жениться не собираюсь, потом, когда-нибудь, может быть, но не уверен. Когда живешь с одной женщиной, пропадает интерес сексом заниматься — вот этого я боюсь в браке. Вот, например, я люблю свою девушку, у нас все нормально, но мне неинтересно заниматься с ней сексом. Я могу, но это же совсем не то, как в первый раз было. И так с любой женщиной! Несколько раз я еще могу, а потом все, неинтересно. Это как с кино. Допустим, посмотрел ты фильм — классный, понравился. Второй раз посмотрел — тоже еще интересно. В пятый раз — все, невозможно! Ты можешь, конечно, смотреть, но думать ты при этом будешь о чем-то другом. Ну вот и с женщинами… Все эти ролевые игры, секс-игрушки, все это херня, не работает, ничего не работает. Здесь дело не в моей профессии, это у всех так. Если уже какое-то время вы живете вместе, то может и по месяцу секса не быть. Вот если бы каждый день новая телка — вообще отлично, тогда бы каждый день секс был. Мне уже 30, и мне с одной телкой второй раз уже неохота, но если прям сразу придет другая — вообще без проблем. Поэтому я и не хочу ни с кем жить. Сейчас я вообще живу своей работой, мне больше ничего не надо, только работа, спорт, танцы. Ловить взгляды женщин, когда танцуешь и вне клуба, когда просто по улице идешь — вот это для меня самое главное, я всегда замечаю, как на меня смотрят. Конечно, спортивная фигура она всегда выигрышная. На фоне мужчин, которые не занимаются собой, я очень крутой чувак, со мной девочки часто знакомятся, бывает, и мужики тоже. Я  каждый день в принципе могу девочек снимать, ну одна чуть получше будет, другая чуть похуже. Если девочка хорошая, я могу и ухаживать, и покупать что-то — без проблем, букеты там дарить и все такое, просто сейчас это уже не мой уровень, это какая-то детская фигня».

Литой:  «От стриптиза польза — только деньги, ну и хорошая физическая форма, потому что ее просто приходится поддерживать. А интерес к девушкам с этой работой в целом, конечно, падает. Понятно, что я могу в любом месте познакомиться с любой девушкой. Могу, но вообще не хочу! Мне еще повезло, ч то я вовремя успел семьей обзавестись, сейчас, наверное, уже не смог бы жениться. А в семье все классно, жена красавица, сын 10 месяцев. То, что моя жена терпит мою работу, — это ее большой плюс. Она ни разу не видела мое выступление, и это хорошо, я стараюсь по максимуму ограждать ее. Ну, в телефоне иногда обнаруживает непонятные номера или смски — удаляет. В принципе, если бы хотела все узнать — узнала бы, значит, не хочет — умная женщина. Конечно, ей непросто. Ну, значит, любит, если бы не было чувств, она бы давно уже ушла.

Мы с ней познакомились в солярии. Я пришел, а там сидит такая с большими глазами, с улыбкой, а я тогда встречался с девочкой уже 8 лет, но ее увидел и все! У нас прям в солярии все и началось, а через две недели мы уже жили вместе. Сначала, понятно, я клюнул на внешность — я, когда влюбился, видел только ее глаза. О женитьбе в такие моменты не думаешь. А потом приходит понимание, что с этим человеком тебе комфортно. У нас, например, вообще нет никакой бытовухи, нет этого ковыряния в мозгах. Носки я себе сам стираю и готовлю сам — я ж повар. Мне для быта вообще женщина не нужна, поэтому ее хозяйственные качества мне неинтересны, секс тоже не на первом месте. Мне только любовь нужна. Я бы не хотел жить один. Семья, дети — это очень круто, я вообще троих хочу».

Читайте также:   Как раскрутить клиента на деньги Юлия Андреева

Игорь : «Личная жизнь стриптизера — это продолжение его работы, а так, чтобы нормальная семья была, дети, — это очень редко. Большинство если и женится, то через год-два уже развод. Потому что женятся на таких же, как сами, — на стрипках, проститутках, на богатых тетеньках. Я и сам женился в клубе, но у меня все хорошо. Потому что у меня жена управляющая клубом, она там проработала 10 лет — это во-первых, а во-вторых, это она же меня и взяла на работу. Я когда пришел в клуб, еще в институте учился, и совмещать учебу и ночную работу было тяжело — мы репетировали до 6–7 вечера, а потом еще всю ночь до 6–7 утра выступали. За месяц я уже зомби стал, то опаздывал, то тупил, мозг перегружен. Через полгода втянулся, нормально все стало, и мы с ней стали общаться, дружить. А она такая боевая, если косяки какие-то, она реагирует моментально, причем она сделает так, что ты все сдела-ешь, как она хочет. Так мы общались, тусовались еще в течение двух лет, я что-то там ей моргал, она мне подмигивала, а потом ома как-то заболела. Ну, я же друг, приехал, помог, торт, цветы привез, а потом по каким-то причинам домой не смог поехать, у нее остался, и как-то так постепенно сблизились, и срослось все. Мы даже сами не можем сказать, в какой момент все стало серьезно. Я-то ее приглядел примерно через год работы в клубе, мне понравилось, что такая боевая, хозяйственная, нормальная девушка. После года работы в стриптизе мне уже на всякую внешнюю бутафорию смотреть вообще неинтересно было, если содержания нет, так его и потом не будет. Там через некоторое время уже делать вместе нечего — что, сидеть смотреть друг на друга, какие мы оба красивые? Мне это вообще не надо, я уже понабивал себе на этом шишек. Я себе смотрел по смыслу, по внутреннему содержанию. Красивая, но тупая или страшная, но умная — ведь так чаще бывает. Редко, когда и человек яркий, и внутренне богатый. Но бывает, человек — вроде ничего выдающегося, а присмотришься, кто он, как, какие движения, к чему стремится — это же главное, потому что в трудную минуту тебе могут и чашку чая не принести, скажет: «Извини, у меня ногти, дорогой». А здесь был реально нормальный человек, и я понял, что в ней есть все, что я хотел в качестве семейного плана. У нас же такая достаточно легендарная пара, все, кто в этом бизнесе, прекрасно знают, кто я, кто она. У нас сын растет, настоящая семья. Но мы — это исключение, очень мало у кого получается так. Потому что, чтобы жить с нормальным человеком, надо выкинуть из головы все, что ты узнал, работая в стрип-клубе. Я все свои «тайные знания» в обычной жизни никогда не применяю, да и на работе стараюсь поаккуратнее быть, потому что первый закон жизни — это закон бумеранга. Так-то очень легко, если женщина несчастна, пожалел, подпел ей, все, она уже хочет с тобой общаться, «только ты меня понимаешь» и прочее — она уже на крючке. Но если ты там сейчас отожмешь денег, изобразив любовь, сыграв на чьих-то чувствах, да, ты сегодня соберешь денег столько, сколько унести сможешь, а завтра у тебя или мама заболеет, или разобьется кто-то из близких, или просто все эти деньги в трубу вылетят. Поэтому я никогда не изображаю влюбленность. Как можно любить, когда тебя, как обед, заказали? Общаться — да, а любовь — для меня это другая история. А с чужими чувствами, мечтами шутить не стоит. Даже когда сами посетительницы клуба начинают: «А что ты к нам не подходишь?», «А что ты без настроения?», я отшучусь и не ведусь. Они же сами не понимают, куда их несет, а мне это вообще не надо, я женат, и это для меня в любом случае важнее. Я никогда не жалел, что попал в стриптиз. Здесь я приобрел самое дорогое, что у меня есть — свою семью: жену, сына. Второй момент-я повзрослел, заматерел, я начал масштабнее смотреть на жизнь, более глубоко. По сути, моя работа заставила меня стать психологом. Никакой университет не сделает 20-летнего парня психологом, а стриптиз сделает, причем очень быстро. Потому что здесь не только раздеваются, здесь раскрываются так, как в обычной жизни люди никогда себе не позволяют. Мне сейчас не надо 2 часа разговаривать с человеком, чтобы его понять, мне достаточно пары минут и все ясно, я просто чувствую человека. Это отличная школа практической психологии».

Читайте также:   Как раскрутить клиента на деньги Юлия Андреева

Кирилл : «Я когда дома жил, я был более мягкий, я относился к девушкам четко. Ну, я и сейчас стараюсь так к ним относиться, но не очень получается. Я стал более жесткий, потому что девушек здесь куча, каждый день новые, и каждая тебе вешает или «ты классный», или чувства свои, и ты все это пропускаешь, и ты чувствуешь, что ты серый, что нет того, как это было дома, и даже начинаешь жалеть, что так поменялся. Издержки профессии. Женщины очень сильно теряют ценность. Влюбиться очень трудно. Там, дома, самые первые чувства они были такие, что вау! А сейчас такого уже нет. О том, чтобы семью завести, я даже и не думаю из-за того, что те, которые к нам в клуб ходят, это не те девушки, с которыми надо семью создавать. Да и какая семья? С этой работой это нереально, человеческие отношения еще можно сохранить, но физическую верность — нет, в стриптизе все секс, там без секса денег нет. Я после месяца работы в Москве вообще не мог видеть девушек, мне хотелось выпить где-то, где их нет, включить телек, взять кучу чипсов и тупо зырить. Секс, телки, телки, секс — это уже просто жутко. Секса на самом деле вообще не хочется. Вот мы, бывает, дома тусим с девчонками, валяемся, телек смотрим, девушки уже и так и сяк лезут, а я понимаю, что она хочет, но мне вообще не надо, я лежу и телек щелкаю. Уйду из клуба, думаю, все быстро восстановится. А пока… Я ничего хорошего и полезного, работая в стриптизе, не узнал. Все, что я узнал, это жутко знать, это угнетает. Я в женский стриптиз люблю ходить, да мы практически все туда ходим. Просто, когда ты сам танчишь, стараешься понравиться, чтобы тебя взяли, ты как бы как мясо, ну я, по крайней мере, так себя чувствую, ну и это, естественно, не очень комфортно, как-то не так все. А когда я после этого прихожу в женский стриптиз, то сижу уже как парень, я уже там рулю: «Так, ты иди сюда, ты туда». Это как реабилитация, баланс восстанавливается и уже все нормально. Я и со стрипками многими дружу, но именно дружу. Отношения с ними — точно нет, потому что мы оба шарим, кого разводить? Не интересно вообще».

ВОЗМОЖНО ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО: